декабрь

меня крестили еще дошкольником. случилось несчастье — моя совсем еще молодая тётя седа умерла, а в таких драматических случаях священник крестит всех некрещеных в доме, вот меня и крестили. сам обряд за давностию лет не помню, в роли крёстного выступил дальний родственник, которого я потом разве что на свадьбах и похоронах мог видеть.

понятно, что моего волеизъявления никто не думал спрашивать, да я бы и не перечил, это же целое приключение. крест, которым меня крестили, я оставил на сохранение маме, сам не ношу, чтобы не потерять, не хотелось бы. и с тех пор могу считать себя крещеным, ибо факт обряда имел место. да вот еще: в те коммунистические времена в самом факте ношения креста была какая-то фронда, люди постарше помнят патрули комсомольских ублюдков у входа в храм на пасху.

некоторое новое осмысление места церкви в моей жизни пришло в москве, куда я счастливо понаехал в 90-м. вступило мне обвенчаться с тогдашней моей женой, о ту прекрасную пору еще не формализованной. я самонадеянно пообещал тему разрулить, и поехал в елоховскую. а там первым делом спросили свидетельство о браке. я сначала подумал, что это прикол такой, ан нет, свидетельство — вперёд! моё мычание о разделении функций церкви и государства было пресечено быстро и с известным изяществом, и пошел я прочь. прямо в армянскую церковь, что на территории армянского кладбища, аккурат напротив ваганьковского. и тамошний работник культа предложил совершить обряд прямо сейчас. а когда услышал, что мы не расписаны, сказал просто: меня это не интересует. а если у тебя уже есть жена, а эта — вторая, то ты же не передо мной будешь отвечать, а перед ним (и поднял вверх указательный палец). старая школа, первохристиане, это не пропить.

с годами ощущение принадлежности к отдельному религиозному направлению плавно сменилось чувством общей гармонии неба и мира. я так же спокойно вхожу в буддистский храм, как и в синагогу, и не делаю себе круглых глаз при виде зеленого купола мечети. католик папа римский мне так же интересен, как и далай-лама, и с адольфом шаевичем я бы с удовольствием поговорил о чём угодно, вот жаль пока случай не представился.

место бога — никто не займёт. в мире атеистов этого места просто не существует, и дай им бог крепкого здоровья. для меня же лично на пороге моего 55-летия очевидно одно: я имел столько шансов сыграть в полированный ящик, что сам факт моего тут пребывания есть доказательство наличия высшей силы, которая меня бережет. значит, я пока нужен здесь.

признаться, я никуда не тороплюсь. раз надо — значит надо.

 

 

 

Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.